Альтернативный средний танк Т-43. СССР

14

 

Содержание:

Разговор с разведчиком.

Май 1942 года.

 

А за окном шел дождь и рота красноармейцев. Сталин отвернулся от окна и спросил сидящего за столом человека:

-товарищ Судоплатов, вас еще не расстреляли?

-нет, товарищ Сталин.

-а как идут дела у товарища Штирлица?

-хорошо идут дела, он недавно совершил подвиг-ответил Судоплатов и стал развязывать тесемки принесенной им с собой папки.

-и что же такого героического совершил Штирлиц?-заинтересовался вождь.

-он, рискуя провалом, завербовал большую шишку в 6-м управлении вооружений. Теперь мы имеем подробную информацию о новинках в бронетанковой технике, и даже знаем о тех машинах, что еще не построены-ответил разведчик, раскладывая на столе фотографии.

-вот об этих я уже знаю-сказал Сталин, отодвигая в сторону фото Мардеров, длинноствольных «троек», «четверок» и «артштурмов»-переходите сразу к новинкам.

-хорошо, товарищ Сталин-вот они, смотрите-фотографии легли на стол.

-это новые тяжи?

-да, товарищ Сталин, и уже существующие в металле. Меньше месяца назад Гитлеру устроили подарок на день рождения и показали танки, созданные по программе VK45, конкурс выиграл вот этот, скоро начнется его серийное производство.

Сталин долго рассматривал фото Тигров Порше и Адерса, вчитывался в технические характеристики, затем сказал:

-это что же, мы отстаем от немцев на целый год?

-по всему выходит что да. И не только по тяжам, в Германии проводится еще и конкурсная программа VK30 по созданию нового среднего танка. Опытные образцы ожидаются к августу-сентябрю, пока есть только фотографии макетов, вот они.

Сталин погрустнел и надолго замолчал, потом все же заговорил.

-а хорошие новости сегодня есть?

-есть, товарищ Сталин-повеселел Судоплатов-и эти новости из САСШ. Наши представители убедили внести изменения в конструкцию средних танков, которые будут поставляться нам по ленд-лизу, как уже выпускаемых, так и готовящихся к серийному производству. Калибр их пушек будет увеличен до трех дюймов, казенник переделают под наши снаряды…

-выстрелы-машинально поправил Сталин.

-выстрелы-не стал спорить Судоплатов-и для этих выстрелов запустят новую производственную линию. Все эти машины будут оснащены спаркой дизелей. Кроме того, будут внесены изменения в конструкцию ходовой части. Траки станут одногребниевые траки, шириной 19 дюймов.

-это повысит проходимость?

-не только, товарищ Сталин, гусеницы и ведущие катки можно будет переставлять с подбитых машин на Т-34, это снизит проблемы со снабжением.

-хорошо, товарищ Судоплатов, можете идти, а папочку оставьте.

Сталин озадачивает конструкторов

В тот же день Сталин велел вызвать к себе Цейца и Морозова, которые прибыли через неделю, прихватив с собой материалы по новым машинам. Разговор состоялся в том же кабинете.

-итак, товарищи-сказал вождь-я просмотрел ваши наработки и вынужден заметить что они устарели.

-простите, товарищ Сталин, как это так?

-а вот так. Год назад этим машинам цены бы не было, а сейчас требования ужесточились, противник времени не теряет. Вот, взгляните не это-Сталин выложил на стол фото с уже готовыми Тиграми и фото с макетами будущих Пантер. Пока конструкторы молча их разглядывали, продолжил разговор.

-как вы понимаете, мы просто обязаны дать в кратчайшие сроки адекватный ответ. Чтобы не изобретать велосипед, поступим также как и немцы, создадим новые танки 45-ти и 30-ти тонн. КБ Цейца будет работать над тяжелым, а ваш КБ, товарищ Морозов, над более легким. Лобовая часть корпуса обеих машин должна выдерживать попадания зенитки Флак-36. Чтобы ускорить процесс, начнем с конца, то есть с испытания обстрелом.

Конструкторы недоуменно переглянулись, затем Морозов решился задать вопрос:

-простите, товарищ Сталин, а это как? Стрелять по машине, которой еще нет даже в чертежах.

-не совсем так, стрельба будет вестись по бронеплитам, из немецкой пушки немецкими же снарядами. Вы же сперва создаете проект, долго работаете над чертежами, создаете танк в металле, месяцами гоняете его по полигону, и только потом проводите испытание обстрелом, не так ли?-конструкторы молча кивнули в ответ.

-сейчас поступим иначе. Я уже отдал распоряжение изготовить по три бронеплиты толщиной 75, 80, 85, 90 миллиметров, толще, думаю, не понадобятся. Так вот, эти плиты будут обстреляны с разных дистанций и под разными углами, в том числе отрицательными, имитирующими нижний лобовой лист. На основании полученных данных будете проектировать свои машины. Вопросы есть?

-да, товарищ Сталин-приподнялся с места Цейц, но Сталин махнул ему рукой, типа сиди.

-на моих машинах часть деталей корпуса планируется литая, их тоже отливать будут?

-ну зачем же отливать, товарищ Цейц, есть же какие-то коэффициенты прочности между катанной броней и литой, на них и ориентируйтесь. Кстати, сделайте нос своей машины прямым, без «ступеньки», по типу Т-50, я полагаю так лучше будет.

-слушаюсь, товарищ Сталин, сделаю. Какие прочие требования к машинам?

-требования таковы: башни трехместные, с полноценными командирскими башнями и люками в них, диаметр погона не менее 1600 для среднего танка и не менее 1800 для тяжелого, планируется ставить пушки на основе А-19 и 52-К соответственно. Корпус КВ-13 однозначно придется удлинить, это неизбежно, так что добавьте еще два катка на каждый борт соответственно… что вы хотите уточнить, товарищ Цейц?

-я полагаю, будет достаточно и шести катков на борт, как у КВ…

-исключено-не дал договорить конструктору Сталин-я получаю информацию из разных источников и знаю что качество траков ниже всякой критики. Лопаются в самый неподходящий момент и из за ср***го трака, цена которому копейки, дорогостоящая машина превращается в мишень. При этом мы теряем не только танки, но и экипажи. Наши танкисты попросту не успевают набраться опыта и сильно уступают в этом немецким.-Сталин прервался и стал набивать трубку, потом продолжил-кроме того, новые тяжи планируются под пушку в 122 миллиметра, а САУ на их базе и вовсе под шестидюймовку. Так что пусть будет запас по прочности ходовой.

Цейц старательно записал всё в блокнот, Сталин ждал пока он это сделает и не спеша курил.

-записали? тогда продолжим. Возможно перед вашими КБ-Сталин перевел взгляд с Цейца на Морозова-встанет вопрос как поступить: уложиться в заданную массу, но танк выдержит попадание только пятидесятимиллимитровой пукалки, или превысить массу на тонну, но танк выдержит попадание от «восемь-восемь». В этом случае приоритет в сторону защиты. Уточню, это  касается лба обоих танков. Теперь вопрос вам, товарищ Морозов-конструктор начал приподниматься со стула, но Сталин и ему махнул рукой.

-в отчете товарища Шт… ш-ш-ш-ш Штруделя (чуть не выболтал фамилию разведчика Сталин, но вовремя спохватился) указано что победивший в конкурсе танк имеет высокую точность огня на ходу, и это без стабилизатора. С чем это связано?

-башня по центру, торсионная подвеска, большое количество опорных катков-профессионально стал отвечать Морозов-танк имеет очень плавных ход, меньше раскачивается в продольной оси, оттого и высокая точность. А еще при такой ходовой экипаж меньше утомляется на марше и вступает в бой более «свежим».

Сталин с минуту обдумывал сказанное, после чего изрёк-мы такую ходовую повторять не будем, слишком сложно и затратно, а вот внедрить торсионы и поставить башню по центру вполне возможно, этим и займитесь.

-какие сроки исполнения вы нам даёте, товарищ Сталин?

-желательно к ноябрю. Именно тогда планируется запустить завод номер 77 в Барнауле. Сейчас мотористы работают над новой, более низкой версией двигателя В-2 с иным размещением навесных агрегатов. Грабин с Петровым тоже должны создать к этому времени свои версии пушек калибра 85 миллиметров и разработать к ним более удачные снаряды, на эту дату и ориентируйтесь.

Производство

Первым закончил свою машину Цейц, хоть и имел серьезные проблемы со здоровьем. Уже 4 октября на полигон выкатился тяжелый танк с огромной монструозной пушкой и начались ходовые испытания. Машине заранее дали имя ИС, ничуть не сомневаясь в том, что она пойдет в серию.

Другие конструкторы ЧКЗ дружно кубатурили как пристроить башню этого танка на КВ-1с на время переходного периода и испытаний цейцовской машины. В КБ Морозова работа шла не так быстро, поскольку им пришлось не доделывать почти готовый проект, а изобретать принципиально новую машину почти с нуля. К назначенному сроку завод N183 не поспел, опоздав более чем на месяц, первая машина вышла на испытания только 14 декабря. Сталин, взявший это дело под личный контроль, потребовал срочно построить еще два танка чтобы испытать одновременно три разные артсистемы получившие названия Д-5, С-53 и ЛБ-1. Оба танка были построены к новому году, первый (с пушкой С-53) к тому времени уже ездил и даже иногда стрелял. На Гороховецкий полигон все три машины прибыли 8 января, на следующий день начались сравнительные испытания которые неспешно велись последующие две недели. Тигров на фронте тогда еще не видели и Сталин начал уже подумывать что ему подсунули «дезу». Всё изменилось в конце месяца, когда под Ленинградом были захвачены в течении нескольких дней аж два Тигра. Программа по разработке Т-43 и СУ-85 на базе тридцатьчетверки сразу стала приоритетной. Трофейные Тигры еще не обстреливались на полигоне, но уже тогда стало понятно что «православный» трехдюймовый снаряд против них слаб. Огневые испытания пошли намного веселее, причем победила на них пушка С-53 КБ Грабина. Что интересно, на самоходках лучшей признали пушку Д-5 Петрова.

После этого и Т-43 и СУ-85 «авансом» приняли на вооружение. Под выпуск самоходки отвели УЗТМ, а Т-43 планировали выпускать в Омске. Морозов настаивал на производстве на заводе N183, но в разгар боев за Сталинград никто не желал сильной просадки производства. К тому же Ставке и ГАБТУ хотелось сперва «потренироваться на кошках» и выявить все детские болезни. В начале марта 1943 года завод N174 был временно остановлен для реорганизации. На складах уже скопилось достаточно моторов, поскольку Барнаул выпускал их уже несколько месяцев.

Но с самого начала омский завод столкнулся с саботажем производственников. Изначально по замыслу Морозова Т-43 был очень хорошо бронирован. При массе 32,5 тонны он имел 90-миллимитровую ВЛД, 75-миллимитровую НЛД, 60 мм в верхней части борта и 45 мм в нижней. Производственники прекрасно понимали что Т-43 кроет тридцатьчетверку как бык овцу, но переходить на выпуск принципиально новой машины с поперечным расположением двигателя никому не хотелось. Такова была тогдашняя советская система-если предприятие осваивало какую-нибудь продукцию, то готово было выпускать её до 21-го века, наплевав на окружающие реалии. Изменения в конструкции если и допускались, то только в сторону упрощения. Возник нешуточный конфликт интересов-военные не хотели гореть в плохих танках, конструкторы хотели вписать свои имена золотыми буквами в историю, а производственники хотели числом поболее, ценою подешевле, т.к. были адептами бога по имени Вал.

Первыми «крутанулись» сормовчане, которые поступили просто и изящно-КБ завода во главе с Крыловым взяло за основу башню Т-43 с пушкой С-53, удлинило этой башне «шею» и приспособило к танку Т-34. Опытный образец танка был готов уже к марту и получил горячую поддержку в самых разных кругах (наркоматы, ГАБТУ, промышленники). С этого момента Т-43 и омский завод стали откровенно топить, попросту не поставляя прокат толщиной 90 и 60 миллиметров.  Омичам пришлось строить танки по обходной технологии, используя прокат 75 мм для ВЛД и НЛД, а борта оставались 45-миллимитровыми, как на Т-34. Впрочем, первые партии машин были учебными и попутно использовались для выявления недостатков, поэтому было некритично. Обучались танкисты там же, на полигоне при заводе N174.  Но с апреля 1943 года завод перешел на выпуск уже боевых машин, причем в том же кастрированном варианте. К маю завод вышел уже на полную мощность, выдав 140 машин. В том же мае завод N112 выпустил 300 танков Т-34-85, т.е. даже больше, чем Омск с начала года. За это время случилось и еще одно значимое событие (позже всплывет)-УЗТМ получил с одним из конвоев карусельный станок, способный нарезать погоны башен до 200 дюймов «в свету». Военным не понравилась самоходка СУ-85 с большим вылетом ствола и они требовали начать на УЗТМ выпуск Т-43, как только станок смонтируют. В целом у обоих танков было примерно равное количество лоббистов, и в Ставке так и не решили, какой из танков сделать основным. На фронте в это время была оперативная пауза, а потому новые танки пока не использовались, готовились к битве на Курской дуге. Именно там и собирались поставить окончательную точку по результатам войсковых испытаний.

Войсковые испытания

О готовящейся операции «Цитадель» Ставка знала заранее, не в последнюю очередь от одного из агентов внедренного в РСХА. Но на новую технику имелись свои планы-её не собирались использовать в оборонительный боях, когда поле боя остается за противником. Поэтому все ИСы, ИСУ-152, КВ-122, СУ-85, Т-34-85, Т-43 сосредоточили в тылу, в 5-й гвардейской танковой армии предназначавшейся для контрудара и последующего наступления. Воинские части формировали грамотно, так, чтобы свести к минимуму проблемы с боеприпасами, запчастями и экипажами танки Т-34-85 и Т-43 поступали в одни и те же бригады. Поддерживали их самоходки СУ-85. Три тяжелых танковых полка прорыва были сформированы по тому же принципу, что и немецкие ТТБ. Только у немцев компанию Тиграм составляли «тройки», а у Красной Армии рядом с ИСами были Черчилли, а КВ-122 ездили совместно с «Квасами». Все эти части были хорошо укомплектованы ремонтно-эвакуационной техникой на базе Т-34, причем эвакуаторы (в зависимости от ситуации) должны были выполнять роль подвозчиков боеприпасов. Само собой, командование позаботилось и об истребительном прикрытии, терять новые машин от атак Люфтваффе никто не хотел. Для этого каждый танковый полк оснастили американским БТР с мощной радиостанцией, а командирам истребительных полков предписывалось лететь на помощь танкачам по первому требованию. Чтобы определить эффективность новой техники в боевых условиях (а заодно определиться с выбором основного среднего танка) в армию Рыбалко была направлена довольно внушительная комиссия специалистов ГАБТУ во главе с полковником Петровским.

Первыми из новых машин вступили в бой с противником танки ИС. Поскольку немцы постоянно откладывали сроки начала «Цитадели», у советской стороны было достаточно времени подготовиться. Определили также и возможные направления главных ударов немцев, поэтому заранее западнее и северо-западнее ст. Прохоровка оборудовали переправы через реку Псёл и застелили заболоченные участки гатями. Пехотинцам третьей линии обороны пришлось изрядно поработать кротами, копая капониры для танков (хотя сами танки были на тот момент далеко), а саперы густо засеяли подходы к позициям минами. Танки 47-го отпп (20 ИС и 18 Черчиллей) прибыли на место еще 10 июля и заняли свои места в капонирах, усилив тем самым 151 и 155 гвардейские стрелковые полки.

Воздушная разведка у немцев работала хорошо и о прибытии тяжелых танков командир 2-го ТК СС узнал заранее. Присутствие тяжей на северном берегу реки Псёл стало занозой в заднице для Пауля Хауссера, т.к. эти танки могли запросто расстреливать во фланг атакующие ст. Прохоровка части. Поэтому МД Мертвая голова (самой сильной в корпусе) был отдан приказ захватить позиции. Утром 11 июля эсэсманы пошли в первую атаку. Она оказалась крайне неудачной, поскольку атакующие попали на минные поля и под обстрел с господствующих высот. Причем русские, еще на учениях, выработали своеобразную тактику: Черчилли своими скорострельными шестифунтовками засыпали немецкие танки градом снарядов, повреждая им ходовую часть, после чего в обездвиженный танк летел огромный снаряд ИСа. В течении получаса боя немцы потеряли таким образом два Тигра и еще семь единиц бронетехники. Видя это, Макс Зибер приказал поставить дымовую завесу и отступить на исходные. Когда рассеялся дым, на поле боя осталось еще четыре единицы техники с повреждением ходовой от мин и артиллерийского огня. Наводчики ИСов воспользовались благоприятной ситуацией и расстреляли поврежденную технику. Эсэсманы наблюдали за этим с безопасного расстояния и увиденное ничуть не добавило им радости. В тот день и стала зарождаться легенда об ужасных танках, носящих имя дядюшки Джо. ИСы тоже понесли в бою потери, но т.к. стояли в капонирах, повреждения шли в башню или в ствол пушки. Потерявшие боеспособность машины, какие на буксире, а какие и вовсе своим ходом оперативно отправлялись в тыл. Часть неповрежденных машин также ушла в тыл пополнять боекомплект, а это на ИСе было довольно сложной задачей и отнимало много времени.

Тем временем Хауссер устроил разнос Зиберу и приказал любой ценой занять советские позиции и захватить хотя бы пару новых советских тяжей для отправки в Рейх с целью изучения. Зибер в свою очередь запросил помощи, пришлось отдать ему 4 оставшихся Тигра из состава Лейбштандарта. Пока эти Тигры добирались до рубежа атаки, Зибер устроил массированный артиллерийский и минометный обстрел советских позиций. И хотя снующие в воздухе советские истребители не давали работать немецким разведчикам и корректировщикам, командира «Мертвой головы» это не смутило, он считал что все позиции русских тяжей выявлены. Около часа немцы самозабвенно перепахивали высоты, даже не догадываясь что советских танков там почти и нет, после чего бросились в решительную атаку. На этот раз всё прошло намного успешнее, эсэсовцы со сравнительно малыми потерями захватили высоты, причем потери эти пришлись в основном от подрывов на минах. Также были обнаружены несколько поврежденных советских танков в уже изрядно обсыпавшихся капонирах. Зибер приказал по радио отобрать пару наименее поврежденных ИСов (Черчилли его не интересовали) и отбуксировать их в тыл.

Но торжествовали эсэсовцы на захваченных ими позициях совсем недолго. По приказу Ротмистрова, командир 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса предпринял контратаку. Этот корпус был самым боеспособным советским соединением, своеобразным аналогом МД «Мертвая голова», и имел в своем составе помимо ИСов еще 44 танка Т-43, 40 танков Т-34-85 и 52 легких танка Т-70. «Малышей» полковник Бурдейный бросать в атаку не стал, хотя и привлек накануне их экипажи для погрузки боекомплекта в ИСы (экипажи тяжелых танков тем временем отдыхали), посему в контратаку пошли 12 сохранивших боеспособность танков ИС, 5 Черчиллей, а также все средние танки. Атаковали без особого фанатизма, т.к. поджидали подхода 18 ТК, в составе которого был еще один тяжелый танковый полк с 18-ю ИСами и 17-ю Черчиллями. Начальный этап боя свелся к перестрелке с дистанции около километра, причем советские танкисты по возможности фокусировали огонь на Тиграх. Немцы, в свою очередь, старались выбить ИСы. Постепенно в бой втянулся и 18 ТК, и это стало решающим аргументом. Дивизия «Мертвая голова» оказалась в крайне невыгодном положении-противотанковая артиллерия осталась в тылу, в танках и самоходках подходил к концу боекомплект, а доставлять снаряды через реку Псёл и минные поля было затруднительно. Поэтому Зибер, с разрешения Хауссера, отвел свою дивизию за реку. Русские преследовали их до начала минных полей, после чего стали закрепляться на отбитых позициях. На этом первый этап Прохоровской битвы закончился.

Полевая доработка танков

После завершения длившейся два дня битвы под Прохоровкой комиссия ГАБТУ приступила к работе по исследованию поврежденной техники и подсчету потерь, составляя подробные отчеты. По всему выходило, что потери в технике танков Т-43 были в 1,4 раза меньше относительно танков Т-34-85, а потери в личном составе так и вовсе в 1,8 раза, т.е. почти вдвое, хотя все эти танки бились фактически в равных условиях. Комиссия указала следующие причины такого явления: 1) более толстая лобовая броня, 2) меньше членов экипажа, 3) более высокая маневренность Т-43 на поле боя. Благодаря центральному расположению башни и торсионной подвеске танк имел меньшую продольную раскачку и наводчику приходилось тратить меньше времени на прицеливание и произведение выстрела при стрельбе с коротких остановок. После выстрела танк быстрее срывался с места и не так долго был неподвижной мишенью.

Оставшиеся в строю танкисты тоже внимательно исследовали поврежденную технику на поле боя. В ходе осмотров выяснилась интересная деталь-у двух Т-43 обнаружили сквозные пробоины в лобовой броне, предположительно калибром «восемь-восемь». Слух об этом разлетелся довольно быстро, после чего начался повальный тюнинг и улучшайзинг боеспособных машин. В ход пошли крупные броневые листы советских и немецких танков и САУ не подлежащих восстановлению, а также траки изношенных гусениц, благо поле боя после Прохоровки осталось за нашими и «доноров» было предостаточно. Это вызвало негодование членов комиссии ГАБТУ, которым требовался отчет именно по «девственным» машинам. Глава комиссии полковник Петровский приказал построить личный состав 4-й гв. танковой бригады и произнес проникновенную речь:

-товарищи, ну разве вы не понимаете что своими действиями саботируете работу нашей комиссии!(присутствующие тут же особисты навострили уши). Поверьте моему слову, каждая пробоина, каждое попадание в ваши танки тщательно фиксируется, фотографируется и вносится в отчеты. На основании этих данных конструкторы внесут изменения в проекты и следующие танки которые вы получите будут лучше нынешних! Поэтому я прошу прекратить всякую самодеятельность и не наваривать на свои машины ничего лишнего.

Ответил полковнику за всех пожилой старшина стоящий в первом ряду

-так-то оно так, тарищ полковник, но до получения новых танков надо ещё дожить, а на фронте это весьма проблематично.

Захохотали все, включая особистов, а Петровский покраснел как рак, безнадежно махнул рукой и ушел в свою палатку. Уже в палатке он, накатив несколько стопок для успокоения, решил что если бунт подавить нельзя, то надо его возглавить. А потому, позвав ординарца, он посадил того за пишущую машинку и принялся диктовать. В том отчете содержались следующие строки: проанализировав повреждения танков полученных в первом бою, я пришел к выводу что броневая защита недостаточна и не держит попаданий немецких пушек. В связи с чем я внес рацпредложение нарастить лобовую броню танков Т-43, используя для этого бортовые броневые листы немецких танков Т-3, Т-4 и Артштурм-3 на их базе (+30 мм к основной броне). Также на верхний лобовой лист наваривались лобовые же листы танка Т-70 (+35 мм брони), и даже часть крыши рубки СУ-152 (+20 мм брони). Теоретически, эта мера даст защиту от снарядов Флак-36 и танковой пушки на её основе. Кроме того, после добронировки изменилась развесовка Т-43, которая была слишком задней. Уменьшилась раскачка корпуса при стрельбе с коротких остановок, бандажи опорных катков изнашиваются более равномерно. Всё это обошлось в самые минимальные затраты в финансовом плане, потребовались только электроды и газ для сварочных баллонов. Все работы проведены под моим руководством в 4 гв. тп. 2 гв. Тацинского тк. Рекомендуется для применения повсеместно.

на фото Т-43 с приваренной частью крыши СУ-152 и двумя траками от Т-34 на лобовом листе корпуса.

Отчет полковника Петровского стал решающим в судьбе Т-43, возвращать в конструкцию машины 90-миллимитровую ВЛД, предусмотренную проектом Морозова так и не стали. Вместо этого решили не ломать устоявшегося производства бронекорпусов на заводе N174 и оставили всё как есть. Разумеется, «детские болезни» лечили, в остальном же в конструкцию внесли только одно изменение-поставили более мощные торсионы (как у ИС) на передние узлы подвески. Танкистам предписывалось самостоятельно «тюнинговать» свои танки в полевых условиях, для чего к инструкции по эксплуатации еще на заводе прилагалась памятка со схемами раскройки бронелистов от разных советских и немецких боевых машин. Но на этом войсковой «тюнинг» не закончился. 15 июля колонна 2 гв. тк проезжала мимо деревни Черкасское, рядом с которой танкисты 245 танкового полка на М3Ли приняли неравный бой с Пантерами группы Деккера. К удивлению гвардейцев, гусеницы (шириной 483 мм) и ведущие катки с подбитых американцев никто не снял. Спокойно проехать мимо такого добра было грешно, поэтому колонна задержалась на несколько часов и «переобула» шесть машин. Вообще-то гусеничных лент плюс запасных траков хватило бы на восемь, но на некоторых танках были повреждены фронтальным огнем ведущие колеса. Возня в поле неизбежно привлекла внимание бойцов другой бригады, которые ездили на Т-34 с паровозными катками. Для выяснения обстоятельств «паровозники» послали гонцов, а потом заявились довольно крупной делегацией. Выяснив что к чему, «паровозники» стали претендовать на часть лута, мотивируя это тем что им нужнее, гусеницы сильно изношены, пальцы траков похожи на коленвалы и вообще с товарищами делиться надо. Гвардейцы незатейливо послали их лесом, после чего едва не началась драка. Положение спас сам Рыбалко, который проезжал мимо. Из всех новейших образцов бронетехники, П. Рыбалко считал самым совершенным именно Т-43 и всячески пытался его продвигать. Даже имел «под рукой» персональный танк с неприметным номером 52-01 из штабной группы, хотя сам на танке не ездил. Ну, мало ли, вдруг понадобится… Разобравшись в сути конфликта, командующий армией принял соломоново решение-американские гусеницы оставить гвардейцам, а «паровозникам» отдать почти новые, снятые с «сороктретьих». Кроме того, Рыбалко приказал отыскать ремонтную часть 245 полка, наверняка брошенную при отступлении и прошерстить на предмет гусениц и ведущих колес от М3 средних. В результате все Т-43 штабной группы впоследствии получили новую «обувку».

Воздействие на умы

Задолго до начала операции «Цитадель» по инициативе Сталина была проведена широкомасштабная кампания по введению противника в заблуждение. Её конечной целью было убедить немцев что в СССР начинается широкомасштабный выпуск тяжелых танков сразу на нескольких заводах, причем в ущерб средним. Отчасти это соответствовало действительности, потому как в феврале 1943 года ЧКЗ прекратил выпуск танка Т-34 и перешел на выпуск ИС и самоходки ИСУ-152 на его базе. Кроме того, была произведена конверсия около сотни танков КВ-1с, которые «подтянули» до КВ-122. При всем при этом только треть выпускаемых на заводе танков имела маркировку и клейма ЧКЗ, прочие же несли маркировку завода N174 и СТЗ в равных пропорциях. На этих танках преднамеренно имелись различные мелкие отличия, видимые только специалистам, а также прилагались инструкции по эксплуатации и прочая техдокументация якобы отпечатанная в Омске и Сталинграде. Точно также использовали втёмную экипажи, которые переобучали на новые машины, танкисты свято поверили в то, что танки выпущены на разных заводах. Венцом дезы стала беспрецедентная для СССР ложь, когда 1 июля в газете «Правда» была напечатана в чисто советском стиле хвалебная статья о великом подвиге работников тыла, которые в считанные месяцы сумели восстановить СТЗ, смонтировать там прибывший по ленд-лизу карусельный станок способный нарезать погоны башен до 200 дюймов (реально он был смонтирован на УЗТМ), и выпустить первый танк. На фото к статье была изображена группа рабочих на фоне танка ИС.

Параллельно шла обработка английских и американских союзников, которых «уламывали» произвести массированную бомбардировку Фридрихсхафена с целью стереть в порошок завод Майбах. В качестве аргумента приводилось то, что в случае успеха немцам придется размещать заказ на танковые моторы другим фирмам, и наиболее вероятным кандидатом будет Даймлер-Бенц. Поскольку возможности DB ограничены, немцам придется сократить выпуск авиамоторов для истребителей и выпуск дизелей для подводных лодок.

После начала битвы на Курской дуге события понеслись вскачь. 6-го июля более четырехсот «Крепостей» и «Либерейторов» 8-го Воздушного флота США отбомбились по заводу Майбах. В тот же день на северном фасе Курской дуги немцы захватили подлежащий восстановлению КВ-122. В ночь с 6-го на 7-е июля по Фридрихсхафену отбомбились английские «Ланкастеры» и «Галифаксы», еще больше разрушив завод Майбаха. 11 июля захват немцами двух танков ИС в первом этапе Прохоровской битвы, на следующий день захвачен еще один ИС, а также по одному Т-34-85 и СУ-85, все трофеи отправлены в Рейх для изучения и прибыли в Куммерсдорф в течении месяца.

ТТХ танка Т-43:

указано только заводское исполнение без полевых доработок.

  • боевая масса 32 тонны
  • подвижность: двигатель В-43, V-12, 500 л.с. макс. скорость 52 км/ч
  • размеры длина/ширина/высота  6070/3120/2410
  • бронирование миллиметры/градусы
  • лоб корпуса верх  75/60
  • лоб корпуса низ 75/45
  • корма корпуса верх 30/60
  • корма корпуса середина 45/17
  • корма корпуса низ 30/70
  • борт корпуса верх 45/40 (передняя часть), 45/0 (задняя часть)
  • борт корпуса низ 45/0
  • вооружение: 85-мм пушка ЗИС С-53, 58 выстрелов, спаренный пулемет ДТ  7,62 мм

Примечание: во время эксплуатации большинство танков подвергалось полевым доработкам, приваривались листы дополнительной брони толщиной от 15 до 30 миллиметров и траки от различной бронетехники. Масса танка при этом увеличивалась от 800 до 1200 кг.

Подписаться
Уведомить о
guest

40 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account